ezyk091978 (ezyk091978) wrote,
ezyk091978
ezyk091978

Жизнь и необычайные приключения князя Виндишгреца. Часть третья


Знающие немецкий могут ознакомиться с книгой перейдя по Ссылке

Итак, князь Виндишгрец получил от директора Почтово-сберегательного банка Габора Бароша предложение, которое бывает лишь раз в жизни. А наш герой был не из тех, кто упускает подобные подарки судьбы. Однако это предприятие закончилось совершенно неожиданно. Словно сверхмассивная чёрная дыра, которая по мнению асторофизиков находится в центре любой галактики, оно втянула в свою орбиту множество совершенно неожиданных лиц.


Для начала князь решил определиться с объектами подделок. Ни для кого не было секретом, что за разделом Двуединой монархии на конгломерат враждующих государств стояла Франция. Дело было в экономике, Третья республика здорово поиздержалась на Первую мировую и желала экспансией в Центральную Европу возместить потери. Она бы и Германию разделила, благо Второй Рейх возник уже на памяти политиков, перекраивающих карту Европы, однако этому воспротивились США и Великобритания.

Валюты Польши, Румынии и Королевства СХС вошли в валютный блок Золотого франка, их экономики широко распахнули двери французскому капиталу. Однако воспользоваться плодами победы Франция не смогла и в перспективе это лишь усилило Германию, уже к середине 30-х прибравшую к рукам все Дунайские государства.

Итак, со всеобщего согласия было решено заняться выпуском фальшивых банкнот в 1000 франков. Это преследовало две цели: с одной стороны ослабить французскую экономику массовым вбросом фальшивок, а с другой - обеспечить деятельность венгерских ирредентистов в соседних странах, прежде всего в Румынии и Словакии.

Опыт подсказывал, что изготовлением и распространением фальшивок должны заниматься свои люди, а типографию необходимо разместить в Венгрии. Лучше всего этим условиям отвечал Военно-картографический институт, начальник которого генерал Лайош Хайтс (Hajts Lajos), с радостью согласился разместить у себя производство фальшивых франков.


Начальник Военно-картографического института генерал Лайош Хайтс (Hajts Lajos)

К их выпуску он привлек своего технического директора Ладислава Геро (Gerö László), в свою очередь он лично отобрал среди своих подчиненных десять печатников и граверов.


Ладислав Геро (Gerö László)

Геро, роившийся в 1884 году, был одним из пионеров венгерской аэрофотографии, и к концу Первой мировой успешно дослужился до майора. Однако, из-за послевоенных сокращений он был уволен из армии и числился в 1922 году советником Министерства финансов (тарифный разряд XIII/c). Перед ним стояла крайне непростая задача.

До появления ксероксов и цифровой полиграфической техники изготовление фальшивых денег требовало умений и знаний ничуть не меньших, нежели настоящих. В начале ХХ века основным защитным элементом банкнот была бумага с ее филигранями и водяными знаками и сам способ печати: сочетание металлографии с высокой печатью, дающих одноцветное изображение с офсетной печатью, обеспечивающей плавные цветовые переходы. Число клише для печати одной стороны банкноты доходило до дюжины, при этом точно совместить печатавшиеся в определенном порядке элементы изображения можно было лишь с помощью особых машин двусторонней печати.




Государственные кредитные билеты России использовали все указанные выше способы защиты и являлись одними из лучших банкнот своего времени по изощренности техники исполнения

С печатными машинами помог случай. Государственный банк приобрел у одной лейпцигской фирмы две машины двусторонней листовой печати, однако они совершенно не устроили заказчика. В свою очередь, изготовитель отказалась принимать их обратно. Пока шла тяжба фирма обанкротилась и печатные машины застряли на складе Госбанка. Их-то и присмотрел Геро.


Здание Картографического института

Из-за больших размеров машин их установили в подвале института, для чего пришлось разобрать перекрытия первого этажа. При работе машины сотрясали все добротно построенное трехэтажное здание института. Геро пришлось работать по ночам, иначе страдало качество у основного производства.

Несмотря на то, что в штате Картографического института состояли высококвалифицированные граверы и печатники не было и речи о полном воспроизведении французской технологии печати банкнот. И Геро создал свою.

Для начала, он сделал макроснимки купюр, 15-кратное увеличение позволило спокойно разобраться в хитросплетении рисунка и гильошных сеток. Затем настал черед ретушного карандаша и кисточки, рисунок банкнот разделили на слои. После этого он изготовил на их основе цинкографические клише. Однако цинковые формы не подходили для печати банкнот, из-за большого давления рисунок деформировался, поэтому пришлось изготавливать штемпели из никелевого сплава с помощью гальванопластики. При внешней простоте эта работа заняла у Геро больше двух лет.


Кладовая государственного банка

Любопытный факт, современная технология изготовления штемпелей для печати бумажных денег в целом повторяет разработки Геро. Только вместо первичных цинковых форм используются полимерные матрицы, изображение на которых наносится лазером или высокоточными гравировальными машинами.

Отдельной проблемой была бумага, в Картографическом институте она не выпускалась, пришлось искать подходящие образцы в Германии. Собственно говоря бумага и подвела Геро. При очень высоком уровне воспроизведения рисунка (ошибки были лишь двух-трех второстепенных элементах) банкноты его изготовления "не так шуршали". Опытные банковские кассиры распознавали подделку, однако банкноты Геро могли быть выявлены лишь при ручном пересчете наличности, а в крупных банках уже использовались машины.


Подделка справа. Со временем изготовленные Геро банкноты изменили цвет, но в 1925 году разницы не было

Не менее сложной задачей было хранение и распространение фальшивок. Поскольку их нельзя было вводить в обращение через банковские каналы наилучшим признали совершение крупных (но не слишком) покупок. Организацией этого занялся сам князь Виндишгрец. Он создал так называемое "Общество хулиганов", куда принимал оказавшихся на мели молодых людей из хороших семей. Они были "своими" в великосветских салонах и гостиных, при этом наличие у них крупных сумм в валюте не вызывало подозрений. Фальшивки распространялись даже через окружение вдовствующей императрицы Зиты, перебравшийся после смерти мужа в Швейцарию. Координировал деятельность "хулиганов" секретарь князя Дезидерий Раба (Rába Dezsőt).

Для беспрепятственного пересечения границ "хулиганы" получили дипломатические паспорта и числились дипкурьерами. Для этого в дело вошел создатель и первый начальник Королевской государственной полиции (т.е. службы безопасности) Эммерих Надоши (Emmerich Nádossy), он выдавал паспорта и опечатывал вализы. Участие грозного начальника политической полиции, которого за глаза называли Скарпиа Будапешта, надежно защищало от излишнего внимания служащих МИД Венгрии.

Первую партию из 60000 банкнот приемлемого качества Геро изготовил к сентябрю 1925 года, их хранили мелкими партиями у высокопоставленных участников предприятия. Наконец, поздней осенью "хулиганы" отправились за рубеж. В их число входил и бывший полковник генерального штаба Аристид Янкович (Aristid Jankovic), задачей которого было приобретение партии бриллиантов у крупного амстердамского ювелира, некоего Мануса. Ранее полковник был начальником штаба дивизии, которой командовал князь. Вместе с Янковичем в Голландию отправились Георг Маршовский (Marsovszky Georg) и Георг Манкович (Mankovicz Georg). Маршовский был личностью примечательной, в Будапеште он являлся секретарем Общества защиты расы (Rassenschützler) и одновременно секретарем влиятельнейшего Дюлы Гёмбёша. Складывается впечатление, что последний привлек его к делу в качестве "смотрящего".


Аристид Янкович

В Амстердаме Янкович встретился с Манусом, сообщив тому, что желает приобрести партию бриллиантов на 50 тысяч гульденов, уплатив французскими франками по текущему курсу. Однако Манусу "не понравились продувные физиономии венгров" и он вежливо отказал под предлогом отсутствия необходимых камней. Однако не все ювелиры были столь осторожны и в Амстердаме начали массово всплывать поддельные франки высокого качества. Это крайне встревожило полицию, которая направила образцы фальшивок во все отделения банков в крупных городах.


Йоденбреестраат, центральная улица еврейского квартала Амстердама, 1925 год

В это время Янкович получил приказ выехать в Гаагу, однако вместо этого эмиссары отправились в Роттердам. Утром 14 декабря 1925 г. Янкович в одиночку отправился в ближайший банк, где попросил обменять 1000-франковую банкноту на гульдены по текущему курсу. Кассир попросил подождать некоторое время, утром в кассе еще не было достаточно наличных, и вышел в хранилище за деньгами. Но Янкович так и не дождался обмена, прямо у кассы его задержали сотрудники голландской полиции в штатском и отвели в участок.

Янкович предъявил дипломатический паспорт, он называл себя жертвой фальшивомонетчиков, остальные-то 1000-франковые купюры в его бумажнике были настоящими. Это не произвело никакого впечатления на полицейских, ему предложили раздеться для тщательного обыска. Полковник попробовал было возмущаться, но получил по шее и вынужденно покорился полицейскому произволу.


Голладские полицейские с комиссаром, 1925 год

Как оказалось, полковник носил обувь с секретом. В пустотелых каблуках нашли еще десять 1000-франковых банкнот, идентичных купюре, вызвавшей подозрения в банке. Запираться теперь было бессмысленно, полиция нагрянула в отель, где и задержала Манковича и Маршовского. Их дипломатический багаж полностью состоял из поддельных купюр общей стоимостью в 10 миллионов франков.


Голландские полицейские с изъятыми фальшивками

О крупной партии высококачественных фальшивых банкнот полиция Нидерландов немедленно уведомила коллег из Франции и Венгрии. Началось международное расследование, особенно встревожилась Франция, которая отозвала из отпуска посла в Венгрии и направила в Будапешт троих сотрудников Банка Франции. В Венгрии Министр внутренних дел Раковский взял дело под личный контроль, а следствие поручили Королевскому генеральному прокурору доктору Густаву Штрахе (Sztrache Gusztáv). Учитывая важность расследования Штрахе предупредил полицейских, чтобы к нему обращались в любое время.


Командированные сотрудники Банка Франции

Почти сразу обнаружился еще один след, на этот раз в Венгрии, в одном из будапештских банков всплыла поддельная банкнота в 1000 франков. 18 ноября некий господин расплатился ей в Магазине дамского конфекциона Арвай и Зальцер, заказав доставку покупок на дом. По адресу, указанному в книге заказов, проживал Каспар Ковач. Это имя было и записной книжке Янковича.

Дверь полиции открыла жена. - Нет, она не знает, где муж, он уехал в Шаторальяуйхей (Sátoraljaújhely)-. Пришлось международной полицейской бригаде ехать на самую словацкую границу и объезжать заваленные снегом деревушки, где никто не знал и не видел Каспара Ковача.


Между прочим, у полицейских Харлей :)

Весь день прошел в разъездах, когда стемнело французов посадили на будапештский экспресс, а венгерские полицейские остались ждать обычного поезда. Чтобы скоротать время кто-то предложил заглянуть в замок Шарошпатак, князь Виндишгрец чтил старинные обычаи и держал открытый стол.

Намерзшихся стражей порядка провели на кухню поближе к жарко натопленной плите, на всякий случай показали фотографию Каспара Ковача, но и тут его никто не признал. Пока полицейские постарше степенно обсуждали столичные новости, погоду и виды на урожай, кто помоложе любезничали с горничными и кухарками. Поздняя трапеза была в самом разгаре и нужно было идти за добавкой. Один из молодых сыщиков вызвался помочь горничной.


Королевский государственный прокурор д-р Штрахе

Без лишних ушей поблизости та быстро сказала галантному столичному кавалеру, что в замке прекрасно знают Ковача, он камердинер князя и имеет здесь свою квартиру. - Он в замке сейчас? Нет, у одной бабы!-

С сожалением покинули полицейские гостеприимный замок, но пошли не на станцию, а к "одной бабе", жившей в собственном доме. Ковач был там. Нужен был ордер на арест, пришлось идти на станцию, где был телеграф. Там выяснились любопытные вещи, Ковач отправил немало телеграмм Янковичу в Голландию. Но кроме него, телеграммы отправлял и Дезидериус Раба. И загудели-заиграли провода.

Ковача арестовали сразу после получения телеграфного ордера на арест, тот держался стойко. - Да, я служу князю уже 16 лет, еще в армии был его денщиком. 1000-франковой купюрой расплатился в магазине, получил ее как чаевые от одного из гостей его милости. Кто это? Достойный человек, не хочу впутывать его в это дурацкое дело. Телеграммы не отправлял, на почте клевещут, пусть скажут в лицо.

Камердинер сдался после предъявления результатов графологической экспертизы. Он уже не отрицал переписку с Янковичем, но по-прежнему не сознавался, откуда достал поддельную банкноту.

Глубокой ночью Штрахе выдал ордер на обыск квартиры Рабы в Шарошпатаке и его арест. Также полиция должна была провести допрос князя. Одновременно с этим из МИДа сообщили, что выдали дипломатические паспорта Янковичу и его спутникам по требованию начальника Тайной полиции, кроме того он же и собрал вализу. Но было совершенно не ясно, знал ли Надоши о подделке денег.

Допрос и обыск Рабы провели в присутствии патрона на следующий день. В рабочем столе Рабы сыщики обнаружили обширное делопроизводство по подделке и распространению 1000-франковых банкнот и именно Раба дал Ковачу ту самую банкноту. Секретаря арестовали сразу же, несколько часов спустя арестовали самого Виндишгреца и Геро.



Одновременно с этим МИД сообщил, по чьему требованию выдал дипломатические паспорта арестованным в Голландии курьерам. Учитывая показания Рабы и Виндишгреца Штрахе выписал ордер на арест Надоши, а это было непросто. Своей должностью Штрахе был во многом обязан начальнику тайной полиции, кроме того их связывала если не дружба, то отсутствие вражды.

В отличие от других высокопоставленных арестантов с Геро не церемонились на допросах, однако он продержался почти сутки. Остальные же совершенно не запирались, поэтому следствие быстро вышло на типографию в подвале Картографического института. Однако машин там уже не было, после ареста Янковича князь приказал ликвидировать производство и сжечь оставшиеся банкноты. Однако, разобранные машины и разбитые клише полиция обнаружила на складе металлолома Немеша. Так в деле появились прямые улики.

Пока же раскручивалась спираль ночных арестов. Премьер-министру Бетлену пришлось выступить перед прессой со специальным коммюнике, в котором подтверждалась готовность правительства идти до конца в расследовании этого громкого дела. Наконец, в воскресенье 10 января прогремела очередная сенсация: в собственном доме по подозрению в связи с фальшивомонетчиками был арестован епископ Иштван Задравич (Zadravecz István).


Епископ Задравич

Епископ был заметной персоной в межвоенной Венгрии, он отличался независимостью суждений, имел немалый дар полемиста, дружил с регентом и сегедским раввином Эммануилом Лёвом (Löw Immánuel). И в дело вмешался Святой престол, Пий XI настоятельно просил будапештского нунция сделать все возможное, чтобы вытащить Задравича из тюрьмы. Начиная со средневековья это был первый случай ареста епископа по обвинению в уголовном преступлении.

Для начала нунций решил запросить аудиенцию у Хорти, однако канцелярия регента сообщила, что тот охотится и вернется лишь не раньше вторника. Удалось переговорить лишь с графом Бетленом, он прекрасно понимал, что Венгрии не хватало только скандала с католической церковью. Однако, Задравича выручили не гражданские, а военные власти - он являлся первосвященником (Feldbischof) венгерской армии. Под нажимом делегации генералов (звание фельдбишхофа относилось к генеральским) Штрахе пришлось выпустить епископа так и не доведя до конца допрос.

И, как оказалось, зря. На выходе епископа уже ждали репортеры и он поведал им все, что не успел рассказать королевскому прокурору. - Да, он знал о подделке французских франков, благословил печатников, всех, кто закупал в Германии бумагу и чернила и освятил типографию! - Для журналистов епископ оказался сущим кладом. Нунцию и архиепископу Будапешта пришлось настоятельно просить Задравича не общаться с прессой. Он внял совету и до начала процесса перебрался в австрийский монастырь.


Нынешний вид Следственной тюрьмы Фёвароши (Fővárosi)

Одновременно с проводимыми арестами по городу начали ходить слухи, что граф Бетлен готовит государственный переворот. Теперь уже сложно сказать, насколько они соответствовали действительности, однако современники отнеслись к ним со всей серьезностью. Улица Марко (Markó Utca), на которой находился комплекс зданий Королевского суда и следственной тюрьмы, где держали арестованных по этому делу, перекрыли усиленные наряды пеших и конных жандармов. В резерве находился отряд полицейских на велосипедах. В довершение всего, Чехословакия предупредила о начале частичной мобилизации и военного вторжения в случае переворота.


Жандармский патруль

6 января 1926 г. Парламент собрался на внеочередное заседание, на всякий случай прилегающие улицы оцепили войска и жандармы. По итогам бурных прений, продолжавшихся до глубокой ночи, он сформировал следственную комиссию из 25 депутатов. В ее задачу входила оценка и решение политических вопросов этого громкого дела.

Суд начался 7 мая 1926 г., в число обвиняемых вошли 24 человека: князь Виндишгрец, Дезидериус Раба, Каспар Ковач, начальник Королевской государственной полиции Надоши, директор Почтово-сберегательного банка Барош, сотрудники Картографического института, причастные к изготовлению поддельных банкнот и т.п. Епископ Задравич входил в число свидетелей обвинения. Полковник Янкович сотоварищи к тому времени ждал суда в голландской тюрьме, дела в единое производство не объединяли.


Граф Бетлен и епископ Задравич во время судебного процесса

Во время процесса выяснились удивительные вещи. Во-первых, все первые лица страны были в курсе изготовления фальшивых франков. Обвиняемые особо напирали на патриотическую составляющую своего, дела. Кроме того, в свидетели защиты призывались Уильям Питт и Наполеон. Во-вторых, рядовые исполнители работали бескорыстно и самоотверженно, не получив за свои упорные труды ни единого филлера. Особенно тяжело пришлось Геро, он тяжело болел, а скудного жалования не хватало большой семье. Но, несмотря на это, он не взял себе ни единой банкноты. А вот "хулиганы" были людьми иного сорта. Перед отъездом в Голландию Янкович,например, внес в бюро ломбардного кредита 20 тысяч поддельных франков. После провала их пришлось выкупать князю за свои деньги.


Князь Виндишгрец во время процесса

26 мая суд вынес окончательный вердикт: князь Виндишгрец и Надоши приговаривались к четырем годам тюрьмы и штрафу в 10 млн. венгерских крон, кроме того, Надоши еще на три года запрещалось работать в полиции; Каспар Ковач получил 10 месяцев тюрьмы и штраф 2 млн. крон, Раба получил полтора года тюрьмы и штраф 2 млн. крон. Все остальные получили сроки от года до двух и штраф один-два миллиона крон. Двое обвиняемых были оправданы.

Впрочем, Надоши скоро заменили тюремное заключение домашним арестом, а князя перевели в Госпиталь иезуитов. На рождество 1926 года все осужденные были освобождены по амнистии.

И само дело, и судебный процесс по сию пору вызывают множество вопросов. Современники считали, что за подделкой банкнот стоял бывший премьер-министр Пал Телеки, а вот за скандальным провалом граф Бетлен. Другое дело, он явно недооценил все последствия этой истории.

Дело в том, что аресту Янковича предшествовали провалы хулиганов в скандинавских странах. Полиция Стокгольма и Копенгагена оказалась не столь расторопной, поэтому "хулиганы" смогли унести ноги. Обращает внимание, как смело обращались голландские полицейские с обладателями настоящих дипломатических паспортов. Конечно, за этими деййствиями могли стоять обозленные ювелиры (камни, которые купил Янкович, так и не нашли), но голландские полицейские явно работали наверняка. Кроме того, Виндишгрец запретил разменивать банкноты в банках, но бывший полковник генерального штаба прямо нарушил приказ.

Как же сложилась дальнейшая судьба героев этой необычайной истории? Ладислав Геро скончался вскоре после завершения процесса, Эммерих Надоси умер в 1935 году. В 1939 году Пал Телеки вновь стал премьер-министром. Он прекрасно видел, к чему ведет все более тесное сближение с Германией. Ночью 3 апреля 1941 г. граф застрелился у себя дома, в предсмертной записке он настойчиво предостерегал Хорти от вступления в войну на стороне Третьего рейха.



Палу Телеки, графу Секкей устроили церковное отпевание и пышные государственные похороны, после чего Венгрия вступила в войну, нанеся Югославии "удар ослиным копытом". Это решение стоило стране 400 тысяч погибших на фронтах и 200 тысяч убитых евреев. Граф Бетлен умер в 1946 году в Лефортовской тюрьме, несмотря на все усилия врачей третий удар (первые два он перенес, когда скрывался во время немецкой оккупации) оказался смертельным.

Епископ Задравич успел благословить Ференца Салаши на правление страной, что по окончании войны стоило епископу свободы. Как ни странно, из тюрьмы епископа выпустили коммунисты, с условием его проживания в провинции и бывший фельдбишхоф перебрался в конце-концов в тихий Жамбек, где мирно почил в 1965 году.

Но самая удивительная судьба ждала самого Людвига Виндишгреца. Выйдя на свободу он перебрался в Вену, став в 1927 году майором венгерской армии. В 1932 году имя князя вновь попало на передовицы газет в разделе скандальной хроники: он объявил, что принимает немецкое гражданство, а год спустя, что работает теперь в Гестапо! О работе на новом месте известно очень мало, во время войны князь отвечал за сотрудничество с Хорватией. Видимо, сохранились какие-то старые связи.


Князь Виндишгрец на склоне лет

После войны старый разведчик по-прежнему жил в Вене, самое любопытное, что бывшим работником Гестапо не заинтересовалась ни одна из многочисленных Союзнических военных администраций. Он снова взялся за перо и писал не только автобиографические книги, но и исторические работы по режиму Карольи. Скончался князь в 1968 году в возрасте 85 лет, пережив всех участников своего громкого дела.

ХХ век хорошо хранит свои тайны и международное дело о подделка французских банкнот не стало исключением. Дело полковника Янковича погибло в 1940 году вместе со всем архивом роттердамской полиции, а все материалы следствия в отношении князя были сожжены в 1956 году восставшими вместе с большей частью архивов службы государственной безопасности. Самое интересное, что тогда первым делом жгли фонды регентского времени, а не социалистической Венгрии. Таким образом, до нашего времени дошли лишь судебные отчеты и заметки, которые печатали газеты. А что в них правда, а что нет было не ясно и очевидцам тех далеких событий.

[Источники]
http://worldhistory.de/wnf/navbar/wnf.php?oid=10959
http://olgopinions.blog.kataweb.it/tag/mariano-hugo-windisch-graetz/
http://www.wolfgangreitzi.eu/20erjahre/die-francfaelscheraffaere/
https://archive.org/stream/vomrotenzumschwa00wind#page/n7/mode/2up
http://www.4a.kiev.ua/Sobranie/Sobranie.htm
http://mult-kor.hu/20101220_bosszuallasba_buktak_bele_a_frankhamisitok
http://www.origo.hu/tudomany/tortenelem/20130709-kontarmunka-volt-a-nagy-magyar-frankhamisitas.html
http://www.rubicon.hu/magyar/nyomtathato_verzio/1925_december_19_kirobban_a_frankhamisitasi_botrany/
http://www.hir24.hu/tech-tud/2014/12/19/igy-allt-volna-bosszut-a-magyar-kormany/
http://hu.wikipedia.org/wiki/Frankhamis%C3%ADt%C3%A1si_botr%C3%A1ny
http://www.spiegel.de/einestages/geldfaelscher-affaere-a-947201.html


Tags: Венгрия, Деньги, История, Спрашивали?-Отвечаем!
Subscribe

Posts from This Journal “Венгрия” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments