ezyk091978 (ezyk091978) wrote,
ezyk091978
ezyk091978

Rusk ubåt!!! Шведский комсомолец, часть вторая.



Итак, 28 октября 1981 года в 11.24 в Стокгольме узнали о советской подводной лодке севшей на камни неподалёку от Карлскруны. И шведская государственная машина, выбрав, наконец, холостые ходы зубчатых передач, пришла в движение.



Для начала требовалось определиться с направлением дальнейших действий и определяться быстро, поскольку пресса узнала о севшей на камни советской подводной лодке почти одновременно с военными, Свенсон позвонил также в местную газету Kvällsposten (Вечерняя почта). Поначалу на первое сообщение никто не обратил внимания, приняв за очередную утку провинциальных газетчиков, это дало некоторый выигрыш во времени.

В то время у шведского кормила власти находилось коалиционное правительство из центристов, либералов и умеренных коалиционеров. Это было уже второе правительство подобного рода. Предыдущая коалиция, сменившая в 1976 социал-демократов после 40 лет нахождения у власти, распалась из-за резких разногласий по вопросам создания шведской атомной бомбы и развития атомной энергетики.

На состоявшемся 23 марта 1980 г. референдуме большинство проголосовавших (явка 75,6%) высказалась за постепенное сворачивание работ по строительству новых АЭС, их принадлежность государству и сохранение безъядерного статуса Швеции.

Однако, референдум не имел решающей силы, а ядерное оружие влиятельных сторонников. Оказавшиеся в оппозиции социал-демократы во главе с Улофом Пальме, последовательно выступали против продолжения работ по военному атому и стремились к созданию на Скандинавском полуострове безъядерной зоны. Многочисленные опросы избирателей показывали, что следующие выборы 1982 года они выиграют.

Учитывая, что Пальме также являлся сторонником расширения взаимовыгодных отношений с СССР, избирателей следовало как следует напугать, показать русскую угрозу во всей красе. Внеплановый заход С-363 пришёлся здесь как нельзя кстати.


Дополнительный выпуск газеты "Квальпостен"

Со своей стороны военные попали в весьма щекотливое положение. Прохлопать подводную лодку, которая ни от кого не таясь прошла в надводном положении почти до карлскрунских причалов! В воздухе пахло скандалом, поневоле ведь возникнут вопросы нужна ли такая армия и кто виноват. Спасти военных могла только победа

Большинство гражданских политиков и военных были едины: идти на обострение ситуации, тем более, что заграница в лице США намекала на помощь. Подводную лодку следовало осмотреть, шпионское оборудование изъять, экипаж интернировать, командира допросить и судить за шпионаж! Робкие возражения «голубей», призывавших не рубить с плеча, поскольку Москва хранит какое-то подозрительное молчание, в расчет не брались.

Советская подводная лодка без разрешения проникла в запретную зону, и точка. В Стокгольме такую позицию считали беспроигрышной. Определенно в шведских коридорах власти стлался сизый дым нарвской виктории.

Днём 28 октября советского посла М.Д. Яковлева срочно вызвали в МИД Швеции, где генеральный секретарь (заместитель министра) Лейфланд передал вербальную ноту (т.е. на словах), относительно севшей на камни советской подводной лодке. Два часа спустя министр иностранных дел Ула (Улоф) Ульсен передал уже официальную ноту протеста – шведы торопились начать игру белыми.

Хотя нравы смягчились, и послу не пришлось по дороге во Дворец наследного принца (так называется здание МИД Швеции) самому налегать на вёсла гондолы, от этого было не легче. Шведская сторона преподнесла крайне неприятный сюрприз, ведь Москва так и не озаботилась уведомить советских дипломатов о внеплановом заходе в Карлскруну «Шведского комсомольца»!

Наряду с дипломатами в дело вступили военные. Запели старые горны, как встарь вспыхнули сигнальные костры, созывая каролинов в поход.

Против советской эскадры вице-адмирала Михаила Ивановича Калинина (два БПК проекта 61, эсминец проекта 56, два сторожевика-«полтинника», два МРК, а также буксиры и спасательное судно под гражданскими флагами) у шведского флота в Карлскруне был один патрульный катер, дивизия торпедных катеров (пять кораблей), эскадрилья противолодочных вертолётов и многочисленные береговые и учебные подразделения. Поддержку с воздуха обеспечивали две эскадрильи ВВС (новейшие истребители-бомбардировщики «Вигген», пилоты которых прошли подготовку для действия против надводных целей.


Советские корабли, подошедшие к Карлскруне. Снимок со шведского вертолёта

Однако имевшиеся катера хорошо подходили для действия в лабиринте островов Карлскрунского архипелага, но в открытом море были лакомыми целями для 100-миллиметровок «полтинников». Противостоять советской эскадре после всех сокращений флота могли лишь подводные лодки.

В Карлскруне находилась только одна подводная лодка - новейший "Нептун", пришедший несколько дней назад для испытаний противолодочной торпеды Torped 42. Примечательно, что один из участвовавших в них противолодочных вертолётов засёк подходивший "Шведский комсомолец", но никаких мер к возможному нарушителю не приняли. Погода была плохой и все спешили пораньше вернуться на базу.


Подводная лодка "Нептун" в конце службы

У Береговой артиллерии, напомню, что в те годы это был отдельный род войск, отвечавший за охрану и оборону побережья и имевший, помимо береговых батарей, пехоту и боевые корабли, дела обстояли куда хуже.

image_gallery
Типовой командно-дальномерный пост крупнокалиберной береговой батареи со снятой маскировкой амбразур. Современный снимок

К концу Второй мировой войны Карлскруна получила развитую систему береговой обороны, включавшей в себя более сотни долговременных огневых позиций, где ждали врага как пулемёты винтовочного калибра, так и 210 мм орудия.

71731
210 мм орудие m/42, масса снаряда 135 кг, дальность стрельбы с полным зарядом 30 км, расчёт 30 чел.

Дополняли их прожекторные батареи, крепостные минные заграждения, а также тщательно замаскированные многочисленные укрепления и укрытия для пехоты.

71729

В послевоенные годы многие батареи прошли модернизацию, в ходе которой отремонтировали или заменили изношенные орудия, появились автоматические 57-миллиметровки в броневых башнях и позиции противокорабельных ракет. Беда подкралась незаметно.



В 70-е годы Швеция перешла к широко разрекламированной «армии 5-8». Теперь солдаты служили шведскому королю как на гражданке: 5 дней в неделю по 8 часов, одновременно сокращались и сроки службы. Благими намерениями выложена дорога известно куда.

На любом производстве сокращение рабочего дня (при прочих равных) чаще всего восполняется увеличением числом занятых, а сделать это было нельзя – гражданские политики не предусмотрели расширение призыва. Военным пришлось выкручиваться, сокращая части, боеготовность которых не влияла напрямую на безопасность страны. Первой в этой скорбной очереди стояла Береговая артиллерия. Уже к середине 70-х всю развитую береговую оборону главной военно-морской базы полностью перевели в категорию «объекты занимаются в военное время».

После всех реформ в Карлскрунском оборонительном районе жизнь теплилась лишь на четырёхорудийной батарее острова Тюрко (батарея «TÖ»), запиравшей главный фарватер в гавань. Кроме того, одно буксируемое орудие береговой артиллерии калибра 152 мм находилось на артиллерийском полигоне острова Торхамн.


15,2 cm Kanon m/40 орудие батареи Хельсингборс, входившей в Стокгольмский оборонительный район. Поскольку по условиям местности орудия не имели кругового обстрела, их установили в бетонных капонирах

15,2 cm Kanon m/40, установленные за броневыми щитами на батарее Тюрко, были специализированными орудиями береговой обороны. Фирма Бофорс разработала их ещё перед войной для иностранных заказчиков (Польша и Нидерланды), однако из-за их оккупации все 16 изготовленных орудий выкупило шведское правительство. Каждую минуту они забрасывали по 4-5 снарядов, весивших 46 кг, на 24 км. Недостатком, в полной мере проявившемся в октябре 1981 года, считался большой расчёт, состоявший из 18 человек.


Батарея Тюрко. Современный снимок

После прошедших реформ у Береговой артиллерии не осталось свободных людей для укомплектования расчётов. Выручил флот, направивший на батарею курсантов карлскрунской школы коков.

Буксируемая 15,2 cm Kanon m/37 была более ранней разработкой. Орудия этой модели были созданы Бофорсом ещё в конце 20-х годов для вооружения крейсера «Готланд». Для использования на суше фирма создала колёсный лафет с подрессоренным ходом, что обеспечивало буксировку быстроходными тягачами. Недостатком считалась раздельная возка, однако тренированный расчёт устанавливал ствол за пару минут.

При одинаковых боеприпасах с орудиями m/40 дальность стрельбы была несколько меньшей, 23 км. Выпускались они во время войны и все 23 орудия достались береговой артиллерии. На вооружении они состояли вплоть до середины 90-х годов.



Поскольку командно-дальномерный пост батареи «TÖ» никак не удавалось ввести в строй, пришлось срочно перенастраивать буксируемую станцию орудийной наводки Arte 719 также находящуюся на полигоне Торхамн.



Станция обеспечивала цифровую передачу данных для одновременного обстрела двух подвижных целей рассредоточенными орудиями (параллакс учитывался автоматически), радиолокационный и телевизионный каналы наблюдения. Через несколько дней её перевезли на остров Уторп (Uttorp), поближе к месту посадки на мель С-363.

В общем хоть и старые, но по-прежнему мощные орудия полностью простреливали территориальные воды Швеции в окрестностях Карлскруны, и их никак нельзя было сбрасывать со счетов.


Артиллерийский планшет батареи "Тюрко". Хорошо видно, что батарея простреливала весь Карлскрунский архипелаг

Одновременно с приведением в боеготовое состояние береговых батарей в спешно стягивались и наземные силы. К обеду 28 октября карлскрунская крепостная пехота заняла укрепления на острове Турумшёр с приказом обеспечить наблюдение и охрану сидевшей на камнях лодки.

Ввести в строй крепостное минное заграждение, перекрывавшее пролив, по которому накануне столь удачно прошла С-363, не удалось. Уже смеркалось, когда минёры, всё ещё возившиеся на фарватере с упорно не желавшими включаться минами, опрокинули шлюпку. К счастью никто не утонул.

Пришлось срочно направить к Торумшеру минный заградитель № 13 (MUL-13, сокращение от minutläggare), ему предстояло заминировать фарватер при попытке советских кораблей выручить С-363. В ожидании противника заградитель обеспечивал ретрансляцию радиосигналов на маломощные переносные радиостанции военных на Торумшере и окрестностях.


Минный заградитель №13 к концу службы получил и имя собственное "Кальмарзунд"

Однако, несмотря на все огрехи и упущения, выявившиеся в ходе поспешного развёртывания, военные не собирались сидеть сложа руки и ждать завершения переговоров. Иди, знай, до чего договорятся эти шпаки, наверняка наложат полные штаны и отступят.

В Генеральном штабе были единодушны – только ультиматум и, после его невыполнения, штурм. В успехе не сомневались, наряду с приведением в готовность береговой обороны, старую казарму в Грасвике спешно приспособили под лагерь для интернированных советских моряков. В ней разместили 60 кроватей с постельным бельём и завезли полтора десятка письменных столов с пишущими машинками для следователей.

На следующий утро, в четверг 29 октября, в Карлскруну прибыли самолёты с Береговыми егерями (Kustjägare) из Первого полка Береговой артиллерии и парашютистами армии. Береговые егеря были спецназом Береговой артиллерии и, не теряя времени, приступили к тренировкам по захвату С-363. Для этого флот выделил старую подлодку, стоявшую на приколе в Карлскруне.



С проникновением на лодку всё получалось хорошо. Сначала через мегафон Гущину предлагали сдаться. В случае почти неминуемого отказа снайперы разом снимали вахтенных на мостике, после чего следовала высадка штурмовой группы на резиновых лодках. Однако подводники запросто могли задраить нижний рубочный люк и межотсечные двери. Это предусмотрели, для вскрытия преград егеря решили использовать состоявшие у них на вооружении кумулятивные заряды с магнитным креплением.



Одновременно с этим Генштаб прорабатывал текст ультиматума и его перевод на русский. Он был краток: допрос Гущина шведскими официальными лицами на берегу в целях выяснения обстоятельств захода лодки в карлскрунские шхеры, полный осмотр лодки и интернирование команды на время разбирательства. Впрочем, по итогам допроса и осмотра советские моряки могли стать и военнопленными. Одновременно с этим советская сторона должна была принести официальные извинения.

В полдень в ходе маневрирования советский буксир-спасатель (под гражданским флагом), по мнению шведов, сделал попытку проникнуть в территориальные воды. Ему наперерез вышел "Нептун", находившийся в позиционном положении. По словам его командира, капитана Бьёрна Гамильтона, советский корабль, несмотря на подаваемые сигналы, сделал попытку пройти мимо него в Гусиный пролив. Когда на нарушители пояли, что "Нептун" может отрезать выход, буксир изменил курс и отошёл к военным кораблям.

В 13.00 главнокомандующий армией Леннарт Льюнг принял решение о штурме С-363 в случае отклонения её командиром ультиматума. Гущин ультиматум отклонил, и события понеслись вскачь:

В 14.20 последовал устный приказ береговым егерям высадиться на Торумшере и быть готовыми к захвату лодки. Парашютисты придавались егерям в качестве усиления.

Спустя час в 15.30 егеря и парашютисты добрались до Торумшёра, высадились на острове и доложили о готовности действовать. Генштаб дал указание ждать приказа на штурм. В соответствие с планом снайперы взяли на прицел всех находящихся на мостике С-363.


Съёмка шведского телевидения подготовки к штурму С-363. Интервью даёт Командующий береговой артиллерией провинции Блекинге и Карлскрунским оборонительным районом полковник первого ранга (överste av första graden) Жан-Карлос Данквардт (Jean-Carlos Danckwardt). В описываемое время такое необычное звание получали командующие оборонительными районами.
В их подчинении находились части различных родов войск, причём в табели о рангах шведской армии полковники первого ранга относились к генералам.


Однако в 16.40 штурм был отменен. В Карлскруну готовились выехать советские дипломаты, и шведы решили, что захват подводной лодки с неминуемыми и большими жертвами среди экипажа будет излишне опрометчивым шагом.

Поскольку время для военных действий было упущено, то в Швеции решили сделать из лимона лимонад. Я рассказывал в предыдущих частях о создании шведской ядерной бомбы и бушевавших вокруг неё страстях.

Для Свена Свенсона, среднего шведа, самой веской причиной отказа от военной атомной программы являлся нейтралитет страны. Для возобновления работ требовалось доказать ему, что СССР держит камень за пазухой, вынашивает планы по захвату Швеции. Наилучшим доказательством должен был стать факт наличия ядерного оружия на борту «Шведского комсомольца». И раз доказательств нет, то их немедленно требовалось найти.

Уже вечером специалисты ФАО (Института оборонных исследований, курировавшего создание ядерной бомбы) приступили к скрытому отбору проб воды вокруг U-137. Требовалось обнаружить подозрительную эмиссию нейтронов, которая является косвенным признаком наличия изотопов урана.

Для начала решили пойти напролом. Как стемнело, трое сотрудников ФАО подплыли на рыбачьей лодке к носу С-363 и попробовали установить дозиметры в выглядывавших из воды торпедных трубах левого борта. Подойти со стороны берега было нельзя из-за мелководья. Однако их заметили вахтенные, окликнули и осветили прожектором. Пришлось выдавать себя за любопытных рыбаков. Шведские источники сообщают, что сотрудники ФАО успели провести измерения, а отечественные говорят, что их лодку вахтенные заметили ещё на подходе.

Какбы-то не было, ФАО пришлось действовать по-другому. К борту С-363 был пришвартован катер береговой охраны. На следующий день катер ушёл в Карлскруну и вернулся со счётчиком нейтронов в трюме.


Сотрудник ФОА Ларс Эрик Де Геер, устанавливающий аппаратуру в трюме катера береговой охраны

Теперь можно было работать без помех. График эмиссии нейтронов, построенный по итогам скрытых замеров, дал политикам основания для громких заявлений.

mtning7yl
Автор не сведущь в физике и не понимает, что можно определить на основе этой кривой :)

И на следующий день шведские газеты пестрели аршинными заголовками: «Ядерное оружие!», «На U-137 ядерная бомба» и т.п. Журналисты не жалели чёрной краски в объяснениях русского коварства: СССР последовательно выступает за ядерное разоружение, однако его подводники никогда не уходят к чужим берегам без парочки ядерных бомб.


Слева направо: министр иностранных дел Ула Ульстен, премьер-министр Турбьёрн Фельдинг и главнокомандующий Леннарт Льюнг в ходе пресс конференции, на который было официально объявлено о наличии ядерного оружия на борту U-137

Работа шведских ядерщиков продолжилась. Рано утром 4 ноября им удалось установить наличие на борту С-363 нескольких киллограммов изотопа урана U-238. Установить, для чего на борту лодки столько урана шведы не смогли, и уверенно сообщили на весь мир об обнаружении ядерного оружия.

Днём 30 октября в Карлскруну наконец прибыли советские дипломаты: военно-морской атташе Ю.П. Просвирнин и второй секретарь посольства Б.Н. Григорьев. Наступило время утомительных дипломатических манёвров. Их итогом стали извинения советского правительства, переданные через посла и разрешение командиру С-363 участвовать в опросе, проводимом шведской стороной в присутствии представителей советской стороны.


Справа налево: 2-й секретарь посольства СССР в Швеции Б. Григорьев, военно-морской атташе В. Просвирнин, офицер связи (сотрудник военной разведки) Перси Бьёрлинг

Долго не удавалось решить вопрос о снятии лодки с камней. Советская сторона настаивала на немедленном снятии, а шведы требовали предварительного осмотра лодки. Погода понемногу портилась и в Стокгольме решили использовать любую возможность для давления на партнёров по переговорам. Дело завершилось компромиссом, шведы скрепя сердце согласились увести «Шведского комсомольца» на глубокую воду в случае опасного усиления волн.

Следует сказать, что в это время шведы сознательно шли на обострение ситуации. Отрабатывая атаку, на лодку выходили на бреющем "Виггены". 31 октября береговая батарея Тюрко сделала несколько выстрелов холостыми.



Тем не менее, несмотря на мёртвый сезон лодка стала популярнейшим местом для туристов. По Гусиному проливу постоянно сновали прогулочные катера, желающие нанимали рыбачьи лодки. Агенты тайной полиции (СЭПО) сбились с ног в поисках подозрительных иностранцев - посмотреть на сидящего на камнях заморского гостя могли лишь подданные шведского короля.

В обычно сонной Карлскруне царило невиданное прежде оживление, открылись все закрытые было на зиму гостиницы, многочисленная орава журналистов сметала всё с магазинных прилавков. В общем добрые блекингцы были бы не прочь, если русские задержались как можно дольше в карлскрунских шхерах.



Дипломатам обеих стран пришлось поломать голову над местом проведения опроса. Воды вокруг Карлскруны были запретным районом и шведы категорически возражали против присутствия там советских представителей и проведения опроса (или допроса) на борту подводной лодки. В шведском языке допрос и опрос синонимы и обозначаются одним словом förhöret, понять о чём идёт речь можно лишь по содержанию фразы.

Наконец выход нашли. Опрос следовало провести на борту военного корабля вне пределов запретной зоны и в нейтральных водах, выбор командования шведского флота пал на торпедный катер «Вестервик».

Все эти дни связь с советскими подводниками поддерживал уже известный нам начальник штаба базы Карл Андерсон. Он неоднократно поднимался на борт С-363.



Со шведами активно взаимодействовал командующий бригадой подводных лодок Аврукевич. Те догадывались, что имеют дело с непростым человеком, однако советские представители его должности и звания не раскрывали.


Аврукевич на борту шведского патрульного катера V-03

Решающие минуты настали в понедельник 2 ноября, на шестой день пребывания С-363 на шведских камнях. В 12.30 уже известный нам Карл Андерсон прибыл на борт лодки, где его уже ждали одетые в парадную форму капитан третьего ранга Гущин и замполит, капитан-лейтенат Беседин.

Забегая немного вперёд следует сказать, что развернувшиеся в Карлскрунском архипелаге события как нельзя больше походили на малобюджетный боевик, решающее действие таких фильмов обычно совершается в какую-нибудь непогоду.

Уже с ночи начал постепенно крепчать ветер, под действием усиливающихся волн понемногу начала раскачиваться и подводная лодка. Гущин не хотел покидать свой корабль в такую погоду до его снятия с камней (в Гусином проливе дежурили шведские буксиры). Наконец договорились, что в случае подачи сигнала о помощи, шведы снимут с камней С-363 не дожидаясь результатов опроса.



В начале второго советских офицеров забрал шведский катер и перевёз на Хастхольмен, где их ждал вертолёт. При высадке Беседин поскользнулся и едва не свалился в воду.



На Хастхольмене Гущина и Беседина встретил собственной персоной полковник первого ранга Жан-Карлос Данквардт. Офицеров усадили в автомобиль (он виден на снимке) и довезли до вертолёта сквозь строй вооружённых до зубов береговых егерей в боевом гриме. Определённо, в полковнике пропадал талант незаурядного режиссёра. Вертолёт доставил всех на остров Стумхольмен, потом пришлось опять на катере добираться до "Вестервика".


Замполит Беседин в вертолёте по дороге на допрос

Председателем опросной комиссии стал хорошо знакомый нам каперанг Карл Андерсен. Кроме него в комиссию вошли специалисты по навигации, сотрудники штаба оборонительного района, военной разведки и переводчики. В тесной кают-компании «Вестервика» комиссия расселась полукругом, советским дипломатам нашлось место сбоку, а вот подводники сидели напротив, словно двоечники на педсовете.

С самим опросом много неясного. В ходе переговоров речь шла о проведении опроса лишь капитана С-363, замполит Беседин числился лишь сопровождающим. Почему его опрашивали наравне с Гущиным, мне так и не удалось выяснить. Можно понять, почему командование Балтфлота решило настоять на сопровождающем. О моряках-балтийцах всегда писали, что они чтут революционные традиции, и это было действительно так.

7 апреля 1961 года командир плавбазы ПЛ «Смольный» Й.Ю. Плешкис подобно жюль-верновскому Негоро на переходе из Клайпеды в Таллин испортил компас и привёл свой корабль к Готланду, где выбросил его на песчаный берег. По штормтрапу капитан спустился за борт, вброд добрался до пляжа, где и заявил удивлённым шведским солдатам, что выбирает свободу. Саму плавбазу шведы без возражений вернули с оставшимся экипажем.

9 ноября 1975 года замполит БПК «Сторожевой» капитан 3-го ранга В.М. Саблин поднял уже настоящее восстание и попытался увести корабль из Риги в Ленинград, где хотел встать на якорь рядом с «Авророй». Лишь после нескольких атак с воздуха, в ходе которых бомбардировщики укладывали свой груз поблизости от корабля, мятеж подавили не участвовавшие в нём матросы. Пострадали и совершенно непричастные люди: один из бомбардировщиков Як-28, правда по ошибке, атаковал и с первого захода повредил советских сухогруз.

Адмиралы явно опасались, что оказавшийся в одиночестве (дипломаты не в счёт) Гущин выберет свободу и замполит должен был оказывать моральную поддержку командиру. Однако эти расчёты не оправдались. Шведы ни на минуту не оставляли офицеров наедине и по прибытию на «Вестервик» разместили их в разных каютах. В общем, Беседин так и не смог поделиться с командиром каким-нибудь душеукрепляющим решением последнего собрания флотской парторганизации.


"Вестервик", стоящий на якоре во время проведения опроса

Итак, опрос начался в начале третьего. Взялись за Гущина. Капитан опять повторил, что подводная лодка была на учениях у побережья Польши и оказалась у шведских берегов в результате навигационной ошибки, вызванной поломкой радиопеленгатора системы «Декка». Штурман же не смог уточнить место с помощью секстана ввиду пасмурной погоды. Определение места по карте глубин также не представлялось возможным, на лодке сломался эхолот.

- А как же маяки, - заинтересовался Андерсен – вы же видели их и могли понять, что находитесь у шведских берегов.
- Мы приняли их за огни судов – ответил Гущин.

По просьбе Андерсена капитан попытался сделать обратную прокладку курса С-363 по записанным в вахтенном журнале результатам счисления. Проведённая на карте линия прошла через несколько мелких островов, что изрядно развеселило шведов.


Карл Андерсен на одной из многочисленных пресс-конференций

Тем не менее, Гущин держался с достоинством и спокойно отвечал на самые каверзные вопросы комиссии. После четырёх часов опроса комиссия поняла, что от упрямого командира добиваться нечего и решила после перерыва на кофе заняться замполитом.

Долгое пребывание в одиночестве видимо не лучшим образом сказалось на его духе. Уже первые вопросы показали, что замполит слабо разбирался в вопросах кораблевождения (это, тем не менее, не мешало ставить его на вахты). Так, сделанная им обратная прокладка мало того, что отстояла от командирской миль на 50 к югу, но и прошла сквозь остров Борнхольм.


Та самая обратная прокладка

Но главным было не это. На основе доступных шведских и российских источников, у меня сложилось впечатление, что Беседин совершенно не подготовился к опросу, поскольку в ответах он полностью расходился с командиром. Например, шведов интересовало, приняла ли С-363 балласт перед заходом в шхеры. У шведских подводников это было обычной практикой при плавании в незнакомых водах, в случае посадки на мель достаточно было полностью продуть цистерны.

Гущин уверенно ответил, что лодка шла с сухими цистернами, поскольку находилась в открытом море. А вот Беседин, помявшись, сообщил, что лодка балласт приняла!

Комиссия поняла, что зря начала с командира. Пришлось вмешаться дипломатам, пока замполит не наговорил чёрт знает чего. Поскольку опрос длился уже семь часов, они решительно потребовали его прекратить.

Но сказанного Бесединым было достаточно, чтобы посеять недоверие к советскому изложению событий. Несмотря на то, что в 1992 году шведам были переданы копии всех материалов советского расследования, они по-прежнему считают их сфальсифицированными.

Тем не менее, столь тягостный опрос закончился. Всё повторилось в обратном порядке: катер, вертолёт до Хастхольмена, потом опять катер на новое место стоянки С-363. На Хастхольмене советские офицеры опять шли сквозь строй береговых егерей. Десятки фотографов лезли со вспышками, чтобы сделать эффектный кадр. На большинстве снимков Гущин и Беседин идут словно под конвоем.


Советские офицеры возвращаются с опроса

Пока комиссия терзала вопросами советских офицеров, на море происходили не менее драматичные события. Как я уже говорил, на Карлскруну надвигался шторм, поэтому Гущин наотрез отказывался покидать свой корабль. В конце концов, со шведами договорились, что те снимут лодку с камней после подачи сигнала SOS.

Аврукевич, оставшийся на С-363 за старшего, выпустил ракету в начале второго, продублировав координаты местонахождения лодки по радио. К тому времени на море бушевал уже 11-бальный шторм. На каменистом грунте якоря держали плохо и ветер разметал шведские корабли по всему Гусиному проливу, с места сорвало даже старый ледокол «Туле», который преграждал на всякий случай выход в море.

s37b
С-363 в окружении буксиров сразу после снятия с камней

Как только буксиры стащили лодку на глубокую воду и повели предназначенную ей бухту, с поста радиолокационного наблюдения сообщили, что советские корабли, штормовавшие неподалёку границы территориальных вод, все вдруг изменили курс и пошли в сторону Гусиного пролива. Остановить их могла только береговая артиллерия, ветер, дувший со скоростью 30 м/с, делал невозможным действия авиации.

Всё сразу стало на свои места. Русские заранее знали о подходящем шторме, тянули время до него. А двух офицеров послали, чтобы усыпить бдительность. Наверняка направили виновников, чтобы те своей кровью исправили ошибки!

Как я уже говорил, всё происходило словно в боевике. На батарее Тюрко сыграли боевую тревогу и вчерашние курсанты-коки вовсю готовились к первому в своей жизни, и возможно последнему, бою. Неистовые порывы ветра сбивали с ног, рвали толстую проволоку маскировочных сетей, которыми на всякий случай опять накрыли орудия. В ясную погоду с батареи неплохо просматривался весь архипелаг, но теперь за подхваченными ветром брызгами и дождевыми шквалами не было видно ни зги.

Наводчики напряжённо следили за стрелками боевых циферблатов, исправляя прицел скупыми поворотами маховиков. С радиолокационного поста монотонно сообщали дистанцию: 700 метров до территориальных вод, 500 метров, 300 метров... Батарея должна была открыть огонь при пересечении советскими кораблями границы.

Великое дело инструкции. В критические минуты их выверенные формулировки избавляют от необходимости лихорадочного поиска решений, поэтому люди, которым постоянно приходится действовать в условиях нехватки времени (машинисты, лётчики, диспетчеры), учат их как Отче наш.

В Швеции действия должностных лиц при попытке вооружённого нарушения регламентирует документ с весьма громоздким названием: IKFN-förordningen (Förvarsmaktens ingripanden vid kränkningar av Sveriges territorium under fred och neutralitet), или Инструкция вооружённым силам по борьбе с нарушениями шведских границ во время мира или нейтралитета (т.е. во время войны).


Вертолёты ищут подводные лодки в окрестностях Гусиного пролива

Параграф 7 этого не слишком длинного документа предусматривает, что вооружённые силы должны открывать по нарушителям огонь на поражение лишь после предупредительных выстрелов. Поскольку шестидюймовки батареи Тюрко вряд ли могли положить снаряд точно по носу советских кораблей, воспользовавшись некоторым ослаблением ветра, им навстречу выслали катер береговой охраны.

Тут-то и выяснилось, что шведские радиометристы сели в лужу. Несколько западногерманских сухогрузов с финским зерном прошли сквозь строй советских кораблей. На экране радиолокаторов их метки совпали, а при расхождении шведы приняли их за советские корабли. К счастью, инструкция избавила шведских военных от весьма неприятных последствий в виде утопленных кораблей дружественной страны.

На следующий день шведы решили продолжить общение с советскими офицерами. Взяв на борт советских дипломатов «Вестервик» опять вышел за пределы запретной зоны. Однако, планы нарушил Гущин, наотрез отказавшийся покидать свой корабль. Мол, Москва давала добро только на один опрос. Шведам пришлось вернуться несолоно хлебавши.

4 ноября шведы решили, что раз гора не идёт к Магомету, то ему стоит пошевелиться. Члены опросной комиссии побывали на борту С-363 (где их не пустили дальше центрального поста) и попытались в последний раз допросить Гущина, Беседина и вахтенных, дежуривших в ту ночь. Однако, экипаж твёрдо стоял на своём. Убедившись в неисправности «Декки» и эхолота комиссия покинула лодку.


Журналисты в ожидании новостей

5 ноября в соответствие с существующим порядком шведская морская инспекция выдала справку, что считает допустимым выпустить С-363 в море. При этом до границ шведских территориальных вод подлодка должна была идти в сопровождении буксиров. Смеркалось, и шведы решили выпустить лодку на следующий день – иди знай, куда она может выскочить в темноте.


С-363 выходит из Гусиного пролива

Тогда же «Правда» поместила на своих страницах краткую заметку о происшествии с С-363.


Нарезка сюжетов шведского телевидения

Впрочем, несмотря на молчание советской прессы, в стране расползались слухи о каком-то происшествии с подводной лодкой.
В Прибалтике прекрасно ловились финские и шведские каналы. Их передачи и стали источниками россказней. Молва же быстро довела дело чуть ли не до ядерного взрыва.


В открытом море

На десятый день пребывания в негостеприимных шведских водах, в пятницу 6 ноября в половину девятого утра буксир «Ахилл» начал выводить С-363 в море. В 10:45 лодку довели до границы территориальных вод и отдали концы. На «Шведском комсомольце» запустили дизели и лодка пошла навстречу маячившим на горизонте советским военным кораблям. Навсегда уходя из шведских вод, С-363 шла навстречу заслуженным оргвыводам.


К своим

История «Шведского комсомольца» не окончилась, в следующей части я расскажу о том, что происходило на его борту и о том, что произошло много лет спустя.

Источники информации и фотографий

http://web.archive.org/web/20071008053231/http://webex.maritima.se/process.asp?content=U137&selectedID=UID40a0b18bc5c7d10
http://www.expressen.se/sok/?q=u137
http://web.archive.org/web/20070926220341/http://www.svd.se/dynamiskt/inrikes/did_13936377.asp
http://www.ka2.se/historia_roligaka.html
http://www.gsgbg.se/Historik/amfhist/7-Kustartilleriet.htm
http://hjak.se/2011/05/03/hosten-da-sverige-holl-gransen/
http://www.svd.se/nyheter/inrikes/u137-i-hemlig-led_6574397.svd
http://hd.se/inrikes/2006/10/26/bildspel-ubaaten/
http://www.b-sound.com/u137.htm
http://compunews.com/s139/sp2.htm
http://www.militaryphotos.net/forums/showthread.php?26687-Soviet-submarine-U137
http://www.blekingemuseum.se/bmcd/u137/galleri/galleri.html
http://www.skoogy.se/flottan/index.php?page=guide
http://hd.se/skane/2011/10/27/ubatsdramat-som-skakade-sverige/?images=all
http://kustjagarveteranerna.se/new-page-1/
http://sverigesradio.se/sida/artikel.aspx?programid=87&artikel=5188004
http://www.friluftsframjandet.se/uppsala/248
Tags: u-137, Знаменитые корабли, История, Матчасть, Не знаю - значит не боян, С-363, СССР, Спрашивали?-Отвечаем!, Флот, Холодная война, Шведский комсомолец, Швеция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 42 comments